ВидеоАудиоГлавнаяГлавная

Внимание! сайт переехал и теперь доступен по адресу: toramizion.ru

НАШИ КООРДИНАТЫ ПОЖЕРТВОВАНИЯ НАШИ ПАРТНЕРЫ  


 
 
Подписка на новости Тора ми-Цион
 

Генеалогия и 
 установление родства

Сайт "Шалом тебе, Узник!"

Обслуживание компьютеров, сетей, серверов. Оптимизация сайта.

Главная  /  Философия кашрута  /  ВСТУПЛЕНИЕ К «ПУТЕВОДИТЕЛЮ ПО КАШРУТУ»

Рав Моше Пантелят


ВСТУПЛЕНИЕ К «ПУТЕВОДИТЕЛЮ ПО КАШРУТУ»

     Трудно, наверное, найти человека, который не знал бы, что иудаизм крайне придирчиво относится ко всему, что едят его приверженцы. И действительно, если в Торе приведены 613 заповедей, строго регламентирующих практически все основные стороны еврейской жизни, то около пятидесяти из них (8 процентов!) касаются вопросов питания. Другими словами, Тора самым серьезным образом устанавливает, что можно есть, а что нельзя, когда нужно есть, как, в каком порядке и т.д.

     Столь повышенное внимание к еде, проявляемое иудаизмом, всегда вызывало недоумение и критические замечания несведущих людей: неужели так важно, что входит в уста человека, разве не важнее то, что исходит из его уст? Попробуем же выяснить, в чем же состоит смысл заповедей о кашерной пище, почему Тора так настойчива в требованиях их соблюдать, каким образом это соблюдение влияет на жизнь человека и общества, что оно дает нам в личном плане.

     Сначала покончим с одним распространенным заблуждением. Часто приходится слышать мнение, сводящееся к тому, что, мол, заповеди кашрута призваны обеспечить человеку, их соблюдающему, здоровое и полезное питание. "Дело в том, – говорят такие "специалисты", читатели научно-популярных изданий, – что в древнее время не было холодильников и морозильных камер, а в жарком климате Израиля жирное свиное мясо быстро портится, поэтому его надо было запретить". Продолжение подразумевается само собой: сейчас, в эпоху холодильников и космических полетов, такая примитивная гигиена питания потеряла всякий смысл.

     Надо ли говорить о том, что подобное мнение низводит Тору с пьедестала Б-жественного откровения до уровня "книги о вкусной и здоровой пище". Но даже если признать, что это так, насколько второсортной получилась наша национальная "кулинарная" книга, ведь подавляющее большинство действительно вредных продуктов в ней вовсе не указано – нет ни слова о ядовитых грибах, растениях, рыбах; непонятно, по какой причине привязались именно к свинье. Да и взять хотя бы свинью, – кто сказал, что ее мясо противопоказано людям? В Африке климат более жаркий, холодильников еще меньше, но в большинстве африканских стран свинина – основной мясной продукт, и что-то никто не слышал жалоб на слабое здоровье африканских негров. Наоборот, болезненной нацией были всегда скорее евреи, т.е. именно тот народ, который тысячелетиями соблюдал законы кашрута.

     Впрочем, если даже признать, что соблюдение некоторых законов кашрута может оказаться полезным для здоровья, понятно, что здесь в лучшем случае проявится своего рода побочный эффект. Ибо вопрос о полезном питании Тора оставляет "на совести" человечества, эмпирически познающего окружающий мир. Поэтому ясно, что назначение законов кашрута отлично от всего того, чем занимаются диетологи. Но тогда в чем это назначение состоит?

     Обратимся к тексту Торы. Уже самый первый контакт Б-га с человеком заключался в повелении, которое относилось как раз к вопросу недозволенной еды. "И заповедал Г-сподь Б-г человеку: От всякого дерева сада можешь есть, но от дерева познания добра и зла не ешь, ибо в тот день, когда вкусишь от него, смертью умрешь". Здесь запретное дерево названо "деревом познания добра и зла". Однако в дальнейшем тексте оно под этим названием уже не появляется. "Змей же был самым хитрым из всех полевых зверей, которых создал Г-сподь Б-г. И сказал он жене: подлинно ли сказал Б-г: Не ешьте ни от какого дерева в саду? И сказала жена змею: из плодов деревьев этого сада мы можем есть, только про плоды дерева, что в середине сада, сказал Б-г: не ешьте от него и не прикасайтесь к нему, а то умрете". Как видим, название "дерево познания добра и зла" почему-то исчезло. Для того чтобы объяснить змею, какое дерево запрещено, Хава (Ева) только указывает его расположение в середине сада. Может быть, она не знала, как это дерево называется? Интересно, что и Всевышний, обращаясь к Адаму после грехопадения, не называет имени дерева: "Не от дерева ли, о котором Я заповедал не есть от него, съел ты?"

     Все это наводит составителя Мидраша (сборника преданий Устной Торы) на любопытную мысль: дерево, о котором было заповедано первому человеку, ничем не отличалось от остальных деревьев райского сада. "Деревом познания добра и зла" оно названо в начале рассказа потому, что, в конце концов, оно привело человека к познанию зла. Добро и зло перемешались в мире и в самом человеке из-за греха непослушания, причем отныне злое начало свило гнездо не где-то рядом с человеком, а непосредственно в нем самом, в его личности. И все это – как следствие неповиновения воле Творца, а не в силу каких-то необычных свойств самого дерева. То было самое обыкновенное растение, и определить его иначе, как по месту расположения, Хава уже не могла. Но если оно было обычным деревом, почему Всевышний запретил его плоды человеку?

     Отвечает Мидраш: "Цель запрета была в том, чтобы Адам, постоянно натыкаясь в саду на это дерево, вспоминал своего Творца и не возгордился". Здесь лежит ключ к пониманию законов кашрута, ибо все они – всего лишь эхо той единственной заповеди, которая была дана первому человеку. Она внесла в его жизнь напряжение, – только не отрицательное, разрушительное напряжение, связанное с ожиданием неприятностей, а позитивную готовность к обдумыванию каждого своего шага. Ведь большая часть людей живет машинально исполняя привычный распорядок дня, что называется автоматически, плывя по течению, не задумываясь ни о чем. И даже многие из тех, кто верят в Б-га, живут не лучше. Как говорится, вера в Б-га сама по себе, а жизнь сама по себе, со своим повседневным беличьим бегом в колесе.

     Но как привнести мысли о Всевышнем и Его воле в повседневную жизнь? Через заповеди, – говорит Мидраш. Существует одно дерево, плоды которого запрещены в пищу. Гуляя по райскому саду и от раза к разу натыкаясь на него, Адам будет вспоминать: "Вот то самое дерево, которое Творец мне запретил". Утоляя голод плодами сада, он снова вспомнит: "Эти фрукты можно есть, а с того дерева – нельзя, Б-г запретил". Так простое, машинальное действие утоления голода становится осмысленным, обдуманным.

     Такова суть еврейского понимания духовности. Почти все религии мира стремятся освободить человека от оков материального существования и вознести его ввысь к далеким и пленительным мирам, чтобы утешить его там незапятнанной чистотой и святостью. Однако нет ничего опасней, чем отрыв от реальной действительности, чем стремление спрятаться где-то в недрах спасительной вечности, – эту опасность человечество познало на собственном горьком опыте. Наша Тора повелевает еврею твердо стоять обеими ногами на земле, т.е. не убегать к отвлеченной, заоблачной духовности от материальной жизни – как бы трудна она ни была, – а привносить духовность в наш мир, одухотворять быт и повседневность, делая их святыми. Еврей призван преобразовывать этот мир, не относясь к нему по известной формуле "кесарю кесарево", – иными словами, не разделить, а объединить духовное с материальным. Но чтобы одухотворить земное существование, необходимо возвысить "нижние этажи человеческого бытия", т.е. те сферы своей жизни, в которых человек напоминает животное. Вот откуда происходит столь пристальное внимание иудаизма к еде и питанию: именно утоляя голод, человек в наибольшей степени уподобляется животному. Чтобы внести святость в эту "низменную" область, необходимо внедрить в нее волю Всевышнего, Который заповедал нам – что разрешено в пищу, а что запрещено. Несколько раз в день, садясь за стол, еврей вспоминает заповеди Б-га – через те из них, которые касаются еды. Вместо того, чтобы жить двойной жизнью, будучи животным за едой и ангелом в молитве, еврей выбирает жизнь человека, цельного и одухотворенного, для которого нет разницы между едой и молитвой – все свято и возвышенно! Еда из естественной физиологической функции животного организма превращается в служение идеалу.

     Что касается конкретных областей самих запретов, т.е. почему Тора запретила именно свинину, а не говядину, то подобные вопросы находятся за пределами человеческого понимания. Но, поскольку Тора что-то запрещает, ясно, что употребление в пищу запрещенных продуктов не проходит бесследно для человека. Говоря о запрещенных животных, Тора предупреждает: "если будете их есть, то осквернитесь ими". Причем еврейское слово "осквернитесь", венитмэтэм, написано без буквы алеф в середине, как требует орфография святого языка, что позволяет ввести добавочное толкование: слово можно прочесть как венитамтэм, возводя его к другому корню – атум, метумтам, "невосприимчивый". Т.е., потребляя в пищу мясо запрещенных животных, человек становится невосприимчив к духовному миру, к Торе, к ее влиянию на его душу.

     Пока на арену истории не вышел народ, произошедший от Авраама, воспитание человека ограничивалось только одним запретом – на мясо неубитых животных. Еврейский народ был поднят Всевышним на следующую ступень воспитания: ему – и только ему – Тора категорически запретила употреблять в пищу кровь животных, ибо кровь впрямую связана с живой душой. Пролив кровь животного, человек забирает у него душу.

     Впрочем, на этом воспитание еврейского народа не закончилось. Творец мира предложил ему подняться еще на одну ступень: отныне для евреев все животные были разделены на две группы – те, что вообще разрешены в пищу, и те, что, безусловно, неразрешены.

     Результат соблюдения всех этих законов таков, что каждый раз, когда еврей садится за стол, он вспоминает о святости жизни. Охота как спорт никогда не была еврейским хобби. Сколько можно найти среди евреев охотников-любителей и рыболовов-спортсменов. По закону Торы, животное должно быть умерщвлено легким (без нажима) движением очень острого ножа, которым перерезаются сонная артерия, пищевод, яремная вена и трахея со стороны шеи. В результате животное моментально теряет сознание и не чувствует никакой боли (поскольку перерезаны нервы и прекращено кровоснабжение мозга). Нож, которым производится разрез, должен быть абсолютно гладким, без малейшей зазубрины. Резники проверяют свой нож, проводя его лезвием по ногтю.

     Если человек не в состоянии почувствовать мельчайшие неровности поверхности, он не может стать резником. Таким образом, способность тонко чувствовать – первое требование, предъявляемое к кандидату. Второе – обширные и глубокие познания в Талмуде и многочисленных законах шхиты, требующие нескольких лет напряженной учебы. Иными словами, если у других народов забоем скота всегда занимаются не самые, так скажем, мирные и кроткие представители общества, то у евреев, по закону Торы, этим могут заниматься только умудренные знаниями и опытом люди, которые снискали себе уважение не тем, что они резники и "мясники", а своей интеллигентностью и благочестием. Не случайно, испокон веков самым ученым в еврейской общине после раввина считался резник.

* * *

     Надо признать, что все, сказанное до сих пор о смысле и назначении заповедей кашрута, – не более чем домыслы человека: Всевышний, давая нам Тору, не открыл смысла ее заповедей. Что касается нас, то мы исследуем вопросы кашрута не для того, чтобы решить – соблюдать нам его или не соблюдать. Вопрос о соблюдении лежит совсем в другой плоскости.

     Но тот, кто знаком с человеческой природой, не может не признать, что человеку, даже решившему исполнять заповеди, трудно приступить к их исполнению, если он совсем не понимает их смысла. Поэтому еврейские мудрецы и занялись в свое время вопросом, который называется в иудаизме таамей мицвот, "смысл заповедей", вернее даже не смысл, а их вкус – таам, "вкус заповедей Торы". Мы хотим, чтобы нам было вкусней, приятней выполнять заповеди Торы. Поэтому мы и задумываемся над тем, как они влияют на жизнь человека и общества, но при этом не тешим себя иллюзией однажды получить исчерпывающий ответ. Понятно, что все наши рассуждения и построения обречены вечно оставаться в области чистой теории; проверить на практике можно только выводы, но не предпосылки. Так что все, что нам остается, – приступить к практической их реализации.

     Тому, кто хочет ознакомиться, скажем, с Парижем, не поможет разглядывание красочных парижских путеводителей; как минимум, он согласится на живую прогулку по его улицам. То же самое и в нашем случае: лишь начав практиковать законы кашрута, мы мало-помалу начнем вникать в их смысл. А потом, глядишь, и войдем во вкус!
Так сказал царь Давид, автор книги Псалмов: "Вкусите – и увидите, что Г-сподь благ".
Попробуйте сами – и с Б-жьей помощью убедитесь!

Статья приводится в сокращении.

Изображение взято с сайта http://www.judaisminrussian.com/

Данная статья является материалом сайта общественной организации Израиля «Толдот Йешурун». Мы благодарим «Толдот Йешурун» за разрешение поместить данный материал на нашем сайте. Данную статью и множество интереснейших статей можно прочитать на сайте toldot. ru

http://toldot.ru/rus_articles.php?art_id=368


Центр Еврейского Религиозного Образования «Тора ми-Цион».
Б. Спасоглинищевский пер, 10. Тел/факс (495) 980-24-94 .

.

Дизайн и разработка - Евельсония

AMCMS
Работает на: Amiro CMS