ВидеоАудиоГлавнаяГлавная

Внимание! сайт переехал и теперь доступен по адресу: toramizion.ru

НАШИ КООРДИНАТЫ ПОЖЕРТВОВАНИЯ НАШИ ПАРТНЕРЫ  

Электрокультиватор ЛопЛош: минитрактор dongfeng.

 
 
Подписка на новости Тора ми-Цион
 

Генеалогия и 
 установление родства

Сайт "Шалом тебе, Узник!"

Обслуживание компьютеров, сетей, серверов. Оптимизация сайта.

Главная  /  Тшува  /  Заповедный тренинг «Лашон а-ра»: перед кем извиняться?

Марина Нехлин

     Заповедь «лашон а-ра» – злоязычие гласит, что нельзя говорить о человеке за глаза любые отрицательные слова, передавать сплетни, дабы не увеличивать свои грехи.

     В качестве актеров выступают члены молодежного клуба «Лев егуди» религиозно-просветительской организации «Тора ми-Цион». Действующие лица:

Подружка № 1 (Тали
Подружка № 2 (Сара)
Друг № 1 (Феликс)
Друг № 2 (Элиэзер)
Раввин (рав Александр)
Пролог (Феликс):

– Сейчас мы разыграем сценки, показывающие возможные пути, которые еврей может выбрать для себя. Пути эти очень разные, и ваша задача – осмыслить показанное и объяснить свою точку зрения, кто из нас четверых будет прав, а кто – нет.

Сценка в синагоге

– Привет, Сара, как твои дела?

– Хорошо. Знаешь, Тали, что я тебе расскажу?

– Что случилось? Ты меня пугаешь.

– Прихожу я сегодня в синагогу и вижу, как наши мальчики Феликс и Элиэзер весело болтают, в то время как вошла пожилая женщина и там никого кроме них не было, не у кого было узнать. Видимо, она растерялась и не знала, куда ей обратиться. Когда женщина попыталась у них что-то спросить, друзья даже не обратили на нее внимания, она обратилась еще раз, и тогда Феликс ей нагрубил, а потом они просто не глядя оттолкнули ее и вышли на улицу.

– Зачем ты мне это рассказываешь, это же неправда!

– Но я это видела собственными глазами.

– Я все равно тебе не верю. А вот у меня другая история. Захожу я на неделе в нашу синагогу и вижу наших мальчиков. Начинается рабочий день, вино, мед и другие подарки готовы к раздаче, и вдруг я вижу, что наши мальчики берут пять коробок вина и грузят их в машину Элиэзеру. Может быть, они это сделали для того, чтобы послать в другой город. Но зачем вообще они грузили это, мне совершенно непонятно.

Вторая сценка в синагоге

– Рад тебя видеть, Феликс. Что нового?

– Все в порядке, как всегда.

– Ты представляешь, я недавно встретил одного знакомого, он нерелигиозный и поэтому Шаббат не соблюдает. Он мне рассказал, что встретил в Шаббат ночном клубе, кажется, он называется «Пропаганда», Сару и Тали. Они там отдыхали, а вот потом куда-то поехали. Это оставляет вопросы.

– Элиэзер, это точно?

– Друг сказал, что да.

– Вот это да, и прямо-таки поехали? В пятницу вечером и на машине?

– Да, представляешь, в Шаббат.

– А с виду такие кошерные леди.

– А еще говорят, что соблюдают.

– Как же можно поступать так цинично – в пятницу вечером – и на машине на дискотеку!

– И гулять, и танцевать под эту музыку.

– Это же настоящее нарушение Шаббата!

Появляется раввин, который проходя по коридору услышал этот разговор:

– Я слышал, о чем вы сейчас разговаривали и хочу вам сказать, что это лашон а-ра. Наши предки, когда ходили по пустыне 40 лет, питались исключительно маном. Так вот те, кто говорили лашон а-ра – такие как вы, они вынуждены были питаться какой-то гадостью, которая им выпадала со слизью, причем они ее собирали далеко от своих жилищ, бродили по жаре, чтобы собрать себе пропитание, да к тому же им нужно было все это готовить. В отличие от них для праведников ман имел вкус любой пищи, которую они желали в этот момент, и им было очень вкусно.

Феликс:

– А мне неважно, о чем вы сейчас рассказали. Мы говорили между собой и вас сюда никто не звал…

Послесловие рава Александра

– На самом деле, сыграно не совсем правильно. Если бы эта сценка выглядела так, как должна была, то нельзя человека пристыжать публично, это тоже будет лашон а-ра, и может быть даже хуже, поскольку делается замечание на людях. В таком случае нужно отвести человека в сторонку и сказать, что он поступил неправильно. Более того, это является нашей обязанностью – если мы увидели, что кто-то поступает не по закону, а мы такой закон учили и знаем, то наша обязанность сообщить человеку об этом. В противном случае часть вины ложится на нас.

Последнее слово подсудимых

Тали:

– Я считаю, что должна извиниться перед Вс-вышним, поэтому пойду читать Видуй.

Сара:

– Моя позиция такова: нужно извиниться перед раввином, он попал сюда не вовремя и услышал много нехороших слов, а еще Феликс нагрубил ему. Поэтому рав, извините нас всех, пожалуйста, в этом году мы постараемся быть лучше.

Феликс:

– Я хочу просто извиниться перед самим собой и дать себе слово, что в таких ситуациях я больше участвовать не буду. Я понял свою ошибку и принял для себя решение больше так не поступать.

Элиэзер:

– После того, что я услышал об этих девушках, я должен извиняться перед своими друзьями – перед Феликсом, который слушал меня и перед девушками, о которых мы сплетничали. Все это выглядело очень нехорошо. Я приношу извинения всем присутствующим.

Ведущий (Феликс):

– Вы видели четырех человек, каждый из которых участвовал в одном и том же грехе злословия – лашон а-ра, после чего каждый их них раскаялся по-своему, как только понял, что поступил неправильно. Какая же из этих четырех видов тшувы – искупления этого греха более правильна и даст человеку больше шансов на прощение?

Все студенты распределились на четыре команды, каждый взял себе по «подсудимому» и командам было дано задание: сформулировать и обосновать точку зрения своего подзащитного – перед кем правильнее извиниться? После горячих шумных обсуждений команды выдали свои версии.

Виртуозная защита подсудимых

Команда Феликса решила, что его решение наиболее правильное, ведь, как известно, тшува – это когда человек раскаивается в своем поступке и решает такое не повторять. Решение больше не говорить лашон а-ра является основой тшувы и хочется надеяться, что в следующий раз он сможет этого избежать и тогда ему не придется раскаиваться в этом поступке. Извинение перед человеком, который не знает, что за его спиной плохое слово говорили, – это только умножать вражду. Такое действие неуместно и не поможет в данном случае, поэтому правильнее всего раскаяться и молчать.

     Ребята вспомнили знаменитую историю про человека, который часто говорил лашон а-ра. Вот он пришел к раввину и спрашивает: рав, что мне делать? Тот посоветовал ему забивать гвозди в доску каждый раз, когда он будет говорить плохое слово. Он так поступал долгое время, пока не научился сдерживаться. Снова тот еврей пришел к раву и сказал: я исправился. Тогда рав ему дал новое задание: а теперь вытаскивай по гвоздю каждый раз, когда тебе удастся сдержаться. Вот он вытащил все гвозди и снова пришел к раввину: ну теперь-то все в порядке? Рав ему говорит: гвозди ты вытащил, а дырки от них остались.

     Почему лашон а-ра такой страшный грех? Потому что если человек украл – он может возместить двойную стоимость или как-то это восполнить. А здесь изменить ничего невозможно. Если что-то плохое скажут про человека, как бы потом хорошо не говорили, осадок останется.

     Команда Элиэзера считает, что его извинение перед друзьями говорит о большой силе воли. Таким образом, он поступил максимально правильно, научив себя больше так не делать. Ведь, когда ты приходишь к конкретному человеку, про которого говорил, и просишь прощение, ты реально ощущаешь ту гадость, которую сделал. Очень легко самому себе сказать, что я больше не буду это делать, но потом это снова и снова повторяется.

     Один известный психолог писал, что есть колоссальная проблема нынешней цивилизации – это ядерная кнопка, нажав на которую можно стереть с лица земли целый город. Нажатие кнопки абстрактно, так же как и обращение ко Вс-вышнему. Правильнее было бы ядерную кнопку зашивать в грудь конкретного человека, чтобы президент, когда захочет отдать приказ на уничтожение города, взял в руку нож, вырезал кнопку и нажал. Вот только таким способом через конкретного убитого человека, которого он видел и знал, он сможет реально взвесить – стоит ли стирать этот город с лица земли. Аналогичная абстракция в этом случае: помолиться перед Вс-вышним и Он, возможно, примет твою молитву, ведь ты обещал больше этого не делать.

     Команда Сары постановила, что попросить извинение у раввина за услышанное – наиболее правильное решение, потому что сам по себе раввин – это немного другого уровня человек, что, безусловно, важно. Понятно, что неприятно слышать со стороны, что кто-то кого-то обсуждает. Извинение в данном случае важно не столько в плане искупления лашон а-ра, а именно извиниться перед конкретным человеком, который все это слышал. Очень важно, что человек может найти в себе силы извиниться публично. Просто почувствовать, что в этой истории есть еще один человек – рав, которому тоже было неприятно.

     Команда Тали полагает, что нужно попросить прощение у Вс-вышнего, потому что при нарушении этой заповеди нарушается договор, который заключен не со знакомым или начальником или даже раввином, а каждым конкретным евреем со Вс-вышним. В этом случае создается проблема нарушения договора. А просить прощение у кого-то из людей – дело полезное, скорее, с психологической точки зрения, но все же вторичное. Так же сказать «извини» Вс-вышнему означает совершить более сильный поступок, чем простое извинение перед самим собой.

     Принимая принципы веры и признавая, что над тобой есть Творец, начинаешь серьезнее относиться к своим словам и понимаешь, что прежде всего хочешь извиниться перед Вс-вышним, который дал правила, по которым ты должен жить. Ты нарушаешь, значит, ты должен извиниться за свой серьезный проступок.

Эпилог

     Этот тренинг не ставит своей целью доказать, что то или иное поведение «подзащитных» было более правильным. Основном было показать несколько разных этапов, которые проходят люди на этом пути. Главное – сделать шаг вверх, хотя бы самый маленький.

Сара:

– Чтобы понять, какая же из четырех точек зрения наиболее правильна, я позвонила раввину и спросила, кто же победит из этих реальных четырех человек? Вот какую историю я услышала. Ты очень хочешь подружиться с человеком, ты покупаешь подарок и приходишь к нему домой с решением его вручить. Ты заходишь в прихожую, но чтобы пройти в комнату, тебе нужно пройти мимо его детей, которые как назло бросаются под ноги и мешают достичь цели. По дороге ты пинаешь одного ребенка, другого отталкиваешь к стенке. Когда он тебе говорит, ты отвечаешь: не мешай мне, я иду в гости к твоему папе. Детям больно, но ты двигаешься все дальше. Наконец ты заходишь к отцу и говоришь: я принес тебе подарок и надеюсь, что в этом году мы с тобой станем очень близкими друзьями. Отец такому человеку ответит только одно: нельзя приблизиться к отцу, когда ты доставляешь боль его детям. Поэтому все, что вы сказали – замечательно, но нельзя приблизиться ко Вс-вышнему, пока у его детей не испросили прощения. Так что вывод однозначен: победила точка зрения Элиэзера. Когда мы говорим о тшуве – возвращении, мы возвращаемся ко Вс-вышнему, к самим себе.


Центр Еврейского Религиозного Образования «Тора ми-Цион».
Б. Спасоглинищевский пер, 10. Тел/факс (495) 980-24-94 .

.

Дизайн и разработка - Евельсония

AMCMS
Работает на: Amiro CMS